Интервью НВ. На меня было прямое давление из здания, где работает Андрей Ермак, — Лиза Ясько

Депутат от Слуги народа рассказала о роли Банковой в своем увольнении и как Офис президента сотрудничает с ОПЗЖ.

11 января депутата Лизу Ясько из Слуги народа (СН) уволили с должности главы украинской делегации Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ). На ее место назначили и коллегу по СН Марию Мезенцеву. Последнюю поддержали коллеги по фракции (10 голосов), ОПЗЖ (2 голоса) и За Будущее (1 голос).

Российская агрессия в 2014 году в отношении Украины, превратила ПАСЕ на площадку дипломатического противостояния с РФ по сохранению европейских санкций и сплочению союзников. Украинская делегация заняла жесткую позицию в отношении осуждения аннексии Крыма и военного вторжения РФ на Донбасс. Однако год назад ПАСЕ окончательно восстановила права представителей Москвы в составе ассамблеи после пяти лет отстранения.

НВ обратился к Ясько за ответами, почему произошло ее увольнение накануне очередной сессии ПАСЕ и не поколеблет ли это позиции Украины в Страсбурге.

– Ваши коллеги по фракции объяснили, почему они поддержали ваше увольнение?

– Да, заранее меня предупредили: если не перестану вести «антигосударственную деятельность», — меня уволят.

– Похоже, что решение о вашем увольнении принималось в спешке.

– Это не была спешка. Думаю, его готовили. Это был удобный момент перед началом сессии ПАСЕ (25 – 28 января), на которой можно протянуть новый политический порядок в тех вопросах, где я была принципиально против. Однако меня удивило, насколько хорошо все было устроено.

На заседании делегации почти 4 часа обсуждали мое ува. Но это была бутафорская дискуссия. Все делалось, чтоб подогнать готовое решение о моем отстранении.

Некоторые представители СН говорили, что мы не можем заниматься только антироссийской повесткой дня и выдвигали ко мне претензии.

– Позиция каких коллег по фракции вас удивила больше всего?

– Была часть СН, которая получила прямые инструкции «сверху». Меньшая часть – протестовала. Все свелось к диалогу по «утверждению» процедуры увольнения. Законодательство не устанавливает четкого порядка. Это должно сопровождаться выдвижением кандидатов и презентацией ими программ. Вместо этого был калейдоскоп театральных игр.

– По моей информации, больше остальных продвигал ваше увольнение Александр Мережко, председатель комитета по международным отношениям.

– Мережко – это никто. Его позиция основывалась на мнении из гораздо более высоких кабинетов: от должностных лиц [Офиса президента] и договоренностей с различными группами влияния. Мои коллеги стали ситуативными инструментами.

Глава делегации – это не красивый титул. Это о ценностях и принципах работать в интересах Украины. И в этих вопросах у нас возникали принципиальные разногласия.

Читайте также:

Интервью НВ. На меня было прямое давление из здания, где работает Андрей Ермак, — Лиза Ясько
Что такое ПАСЕ и какие права она вернула России. Максимально кратко

Также важно понимать специфику ПАСЕ. Это организация, которая занимается правами человека и одновременно является мощным площадкой для продвижения украинских интересов.

Каждый член делегации – это голос Украины в Страсбурге.

– Известно, что международную политику координируют в Офисе президента. Согласовывал ли ваше увольнение председатель ОП Андрей Ермак?

– Не буду это комментировать. В то же время скажу: за несколько дней до освобождения имело место прямое давление на меня из здания, где сейчас работает Андрей Ермак.

– В сентябре соцсети облетело ваше фото за ужином с Андреем Богданом и Михаилом Саакашвили. Эта фотография могла вызвать негатив нынешнего руководителя ОП?

– Возможно. Но это не главное. Это больше, чем просто фото с Богданом, которого, как мы знаем, очень не любят во власти. Причина моего устранения – проукраинская позиция и твердые убеждения по актуальным вопросам.

– Вы написали, что “коррупция и девальвация совести стали нормой жизни некоторых ваших коллег по фракции”. Что вы имели в виду?

– Например: парламент перестал принимать решение в пользу общества. Но на удивление быстро голосует законопроекты и кадровые решения, где есть коррупционный интерес или лоббистские назначения. Я за эти вещи не голосовала и меня много раз «предупреждали» от «дружественных» советов к давлению.

Кроме того, в парламенте нет желания ставить на голосование жесткий вариант постановления ВР по Крыму и по событиям в Беларуси.

Мне грустно, что продажа совести становится валютой тех, кто декларировал другие ценности, когда заходил во власть. Поэтому я не буду молчать.

– Какую роль играют представители ОПЗЖ Олег Волошин и Юлия Левочкина в украинской делегации ПАСЕ, голоса которых стали решающими в вашем увольнении?

– Раньше их мнения на заседаниях нашей делегации было неслышно. Их всего 2 из 24. Однако во время операции по моему устранению, они были среди лидеров. Опыт делегатов от ОПЗЖ показывает, что их цель играть против Украины, как это показало голосование за возвращение российской делегации в ПАСЕ (Левочкина поддержала это решение, – ред.).

Впрочем, стоит говорить не только о ПАСЕ, а в целом о сотрудничестве, которое прослеживается у части депутатов СН с ОПЗЖ.

Есть целый ряд депутатов из ОПЗЖ, которые эффективно сотрудничают с ОП, а между Банковой и подконтрольными каналами [глава политсовета партии ОПЗЖ Виктора] Медведчука налажена коммуникация.

Некоторые коллеги по фракции устраивали истерику, узнав о моих законопроектах о непризнании оккупации Крыма и установление ответственности за отрицание агрессии РФ, поскольку это огорчило бы их промосковских парламентских «товарищей».

– Кроме вашего увольнения, они приложили руку к формированию позиции Украины в ПАСЕ?

– Оказалось, что главный вопрос, который мы должны рассматривать – это «влияние ковида на права человека». То есть для страны, которая воюет «влияние ковида на права человека» – это самое важное? Это издевательство над нашими национальными интересами, защищать которые я пришла в политику.

– Станет ли категорическая позиция украинской делегации по поводу российской агрессии более умеренной после вашего ухода с должности?

– Надеюсь что нет. Однако возвращение России в ПАСЕ (29 января 2020 года) стало их мощной победой – дыркой в санкционном режиме, и они стремятся закрепить этот успех.

Добавить комментарий

Adblock
detector