Отрицательная цена на нефть: что на самом деле произошло на рынке

Опубликовано: 22.04.2020

Можно ли будет в будущем "купить" нефть бесплатно?

День 20 апреля уже вошел в историю рынка нефти как день, когда финансовые обязательства на поставки – фьючерсы – упали в цене ниже нуля. Что, по сути, означает: продавцы должны доплачивать покупателям за то, чтобы те забрали у них обязательства по поставкам добытой нефти.

В понедельник на Лондонской бирже стоимость майских фьючерсов на американскую нефть марки WTI в течение дня падала до минус 37,63 доллара. Вслед за этим поползли вниз цены и на нефть других марок. В частности, российская нефть Urals некоторое время тоже торговалась по цене минус 2 доллара за баррель. Ничего подобного раньше на биржах не наблюдалось.

Причиной столь серьезного падения на нефтяные фьючерсы называют перепроизводство "черного золота". Большинство комментариев сводились к тому, что в условиях всемирного карантина потребление нефтепродуктов серьезно упало. А поскольку уменьшить объемы добычи технологически сложно или даже невозможно, никому не нужной нефтью якобы уже заполнены все нефтехранилища. Потому и возникла отрицательная цена.

За нефть не доплачивают и вряд ли будут

В этой информации об отрицательных ценах на нефть есть как доля правды, так и доля недопонимания ситуации. Прежде всего эксперты уточняют: ниже нуля падали цены не на нефть, а на нефтяные фьючерсы. А это не сам продукт, а договора на будущие поставки нефти, производный финансовый инструмент. Причем покупать и продавать один и тот же фьючерс можно бесконечное количество раз, то дороже, то дешевле, что, собственно, и происходит на биржах.

"Эта ситуация не имеет никакого отношения к ценам на нефть. Потому что, во-первых, это не цена, а котировка. А во-вторых, не на нефть, а на финансовый инструмент. Это котировка финансового инструмента. На биржах нефтью не торгуют. Обычно на биржах покупают и продают те же спекулянты. Только одна сделка из 100 заканчивается поставками реального товара. Остальное – это перепродажи", – объясняет эксперт в энергетической сфере, директор специальных программ НТЦ "Психея" Геннадий Рябцев.

Кроме того, ниже нуля упала цена не всех фьючерсов, а только майских. И вот почему:

"Фьючерсы, которые упали в цене 20 апреля, – это майские фьючерсы. Нефть по ним нужно поставить в конце апреля. А понедельник, 20 апреля, – это был последний день, когда торговались майские фьючерсы", – объясняет руководитель компании "EXANTE Украина" Владимир Позний.

Украинский экономист Владислав Рашкован отмечает еще ряд особенностей падения цен в понедельник:

"Инструмент, за которым мы наблюдали в понедельник, – это фьючерс на WTI, который торгуется на NYMEX с тикером CL. Особенность этого инструмента – это не финансовый (спекулятивный) инструмент, где расчет происходит только в деньгах в зависимости от того, кто лучше угадал курс на определенную дату. CL – это поставочный контракт (this contract is settled physically), то есть тот, кто его продает (short side), обязан поставить нефть покупателю (long side), который обязан ее физически принять (для нефти Brent таких жестких условий нет). Другими словами: продавец должен иметь нефть, а покупатель должен иметь законтрактованные физические хранилища для закачки покупаемой нефти, скорее всего в Cushing в Оклахоме – именно этот порт используется чаще всего для отгрузки нефти WTI", – написал он в Facebook.

	Отрицательная цена на нефть: что на самом деле произошло на рынке

/ Фото: Facebook

Июньские фьючерсы, впрочем, в понедельник тоже несколько дешевели, но отнюдь не до отрицательных значений. Например, июньские фьючерсы на WTI упали примерно на 14% (до 22-23 доллара за баррель), на европейскую нефть Brent – примерно на 6% (до 26-27 доллара).

Во вторник, когда майские фьючерсы уже не торговались, цены на нефтебиржах выровнялись и даже выросли. Так, июньские контракты на поставки нефти WTI даже поднялись в цене на 3% (до 21 доллара за баррель). Фьючерсы Brent торговались почти по 25 долларов.

Цена на саму нефть непосредственно "привязана" к ценам на биржах, а потому во время "шторма" на финансовом рынке тоже снижаются. Однако не настолько, насколько снижаются цены на фьючерсы.

"Реальная цена на нефть привязана к усредненным котировкам на мировых биржах. И это огромный минус, самая огромная проблема экономики – что реальный сектор привязан к спекулятивному сектору", – говорит Геннадий Рябцев.

Почему не хотят сокращать добычу нефти

Как уже упоминалось, основной причиной невостребованности фьючерсов стало перепроизводство нефти и дефицит нефтехранилищ. Сайт "Сегодня" уже писал о том, что страны ОПЕК+ с трудом достигли договоренности о некотором снижении нефтедобычи, чтобы цены на нефть не упали ниже себестоимости. Почему же договоренности о сокращении производства нефти даются так тяжело?

Оказывается, причина – не только в нежелании терять прибыль.

"В стоимости нефти есть такая составляющая как стоимость хранения. Когда потребление было стабильным, никто, по большому счету, не думал о том, во сколько обходится хранение нефти. Сейчас эта составляющая стала играть гораздо большую роль. Из-за кризиса спрос на нефть существенно упал. Хранилища уже практически заполнены, а сократить производство такими же темпами, как падает спрос, невозможно. Добыча нефти – это не просто "открыть или закрыть кран". Это сложный технологический процесс, который нельзя остановить за короткое время", – говорит Владимир Позний.

Геннадий Рябцев уточняет: одним странам-производителям легче сократить добычу нефти, другим – практически невозможно.

"Не все могут сократить добычу. Американцы могут, саудиты могут. Россияне – нет. Это зависит от того, на какой стадии, на каком уровне находится то или иное месторождение. В России большинство месторождений находятся на поздней, на завершающей стадии разработки. Это значит, что, если они заглушают скважину, возобновить добычу из нее уже невозможно. Поэтому Россия, по сравнению с саудитами и американцами, находятся сейчас в наихудшем положении. А американцы, благодаря собственным технологиям, могут очень быстро сократить добычу. За неделю они могут сократить добычу более чем на 500 тыс. баррелей. Или нарастить на столько же. Они уж сделали это. Начиная с 28 марта по 4 апреля они сократили добычу на 600 тыс. баррелей в сутки", – говорит Геннадий Рябцев.

Дефицит хранилищ или информационная атака

Основной причиной падения цен на нефтяном рынке, как уже говорилось, считается перепроизводство, причем до такой степени, что в мире практически не осталось незаполненных емкостей для хранения нефти.

"По сути, производители говорили: если вы купите у нас нефть, мы вам еще и доплатим, потому что ее негде хранить. Мы видели похожую ситуацию в 2008-2009 годах. Тогда тоже практически все хранилища были заполнены сырой нефтью, и дошло до того, что компании-производители арендовали танкеры, заполняли их нефтью, и эти корабли просто стояли в заливах. В этом году, скорее всего, будет происходить то же самое", – считает Владимир Позний.

В то же время Геннадий Рябцев уверен, что произошедшее падение цен на фьючерсы – ажиотажное и связано в том числе с умело проведенной информационной кампанией.

"В понедельник, когда заканчивались торги майскими фьючерсами, у финансовых спекулянтов, которые торгуют только финансовыми инструментами и которые даже не знают, где брать нефть, кому ее продавать и т. д., к вечеру оказалось две альтернативы. Или где-то искать реальную нефть и кому-то ее поставлять, или продать кому-то эти фьючерсы. Покупать фьючерсы у них никто не хотел. И только в конце дня, после 10 часов, нашелся некий фонд, который сказал, что согласен взять майские фьючерсы и избавить биржевых клерков от головной боли. Но за это потребовал доплатить. Если бы финансовые спекулянты не продали эти финансовые обязательства с доплатой, им бы пришлось действительно покупать реальную нефть и действительно ее поставлять. То есть какому-то клерку, который обычно сидит в кабинете в галстуке и очках, пришлось бы с кем-то договариваться о поставках реальной нефти", – говорит Геннадий Рябцев.

В результате компания-"спасительница" неплохо заработала, считает эксперт. Это же отметил и Владислав Рашкован: "Стоит сказать, что для тех, кто имел, куда сгружать нефть, это была очень прибыльная сделка", – написал он в Facebook.

Кроме того, Геннадий Рябцев уверен, что падение цен на бирже было спровоцировано соответствующей информационной подготовкой.

"В данном случае это биржевые спекулянты считают, что нефть никому не нужна. На самом деле нефть нужна. Ее потребление сократилось, но нефть продолжает быть нужным товаром. Спрос действительно сократился, потому что резко сократилось количество перевозок, в первую очередь авиационных. В то же время идет очень хорошая информационная обработка. В частности, фонд Майкла Блумберга – один из основных игроков на бирже NYMEX. Естественно, что его компания будет организовывать информационные поводы, информационные сливы для того, чтобы он смог заработать. Фактически его компания продуцирует новости, которые помогут ему заработать", – считает Геннадий Рябцев.

Что касается самих емкостей, эксперт считает, что информация несколько преувеличена.

"На самом деле говорят, что емкостей не будет, если добыча сохранится на нынешнем уровне до конца лета. Тогда осенью может не хватить емкостей. А по состоянию на сегодня свободными остаются 25% мировых мощностей хранения. О каком дефиците может идти речь? При этом никто не знает, какие объемы хранилищ в Китае, потому что это секретная информация. А Китай – основной потребитель нефти", – объясняет эксперт.

Повторится ли ситуация в мае

"Цена на июньские фьючерсы, поставки по которым должны быть в конце апреля, не падала ниже нуля, она оставалась на уровне 20 долларов за баррель. Это говорит о том, что рынок ожидает нормализации ситуации. Однако, по моему мнению, фундаментальные факторы за месяц вряд ли изменятся. То есть потребление вряд ли вернется на докризисный уровень, и добыча тоже не сократится намного. Это произойдет после отмены карантинных мер и возобновления промышленности и транспортного сообщения. Ведь основные потребители нефтепродуктов – именно транспорт: самолеты, автомобили. Если экономики начнут открываться, постепенно потребление будет расти, и ситуация с ценами на нефть нормализуется. Если в течение мая этого не произойдет, то вполне возможно, что в последние дни торговли июньскими фьючерсами повторится то же, что произошло 20 апреля: цена нефти окажется равна нулю. Потому что, если нефть негде хранить, то нет смысла ее покупать", – аргументирует Владимир Позний.

Владислав Рашкован советует не спешить с негативными прогнозами: "Я бы пока не ретранслировал эту однодневную аномалию на будущее нефтяного рынка. Для его развития есть много дополнительных факторов: дальнейшие действия ОПЕК+ по ограничению добычи, длительность COVID-кризиса и всемирного локдауна, постепенное наращивание экономической активности в разных частях света, да и влияние зеленых технологий не стоит забывать. Фьючерсы на июнь находятся на уровне 20+ долларов за баррель", – перечисляет он.

Геннадий Рябцев согласен, что спрос на нефть должен восстановиться после окончания карантинных ограничений и возобновления производств. При этом он уточняет: о глобальном тренде снижения спроса на нефть речь пока не идет. Даже наоборот:

"Потребление нефти в мире увеличивается. И есть расчеты, которые говорят, что пик потребления и добычи будет в 2041 году", - говорит он.

Подробнее о том, что происходило на рынке нефти в понедельник, смотрите в сюжете:

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Похожие статьи